Panda

Непроверенные
  • Публикации

    3
  • Зарегистрирован

  • Посещение

О Panda

  • Звание
    Новичок

Посетители профиля

Блок посетителей профиля отключен и не будет отображаться другим пользователям

  1. Panda

    Продам паспорт

    Нужен такой документ, но дорого. Скидку сделаете?
  2. Хорошо сделал. Вообще не отличишь
  3. Полицейские стали часто останавливать граждан на улицах для проверки документов и мобильных. О подобных случаях рассказывают жители и столицы, и регионов. И, как правило, люди не отказывают правоохранителям, опасаясь, что их заберут в отделение. Насколько правомерны действия полицейских в таких ситуациях и как себя вести, если вы в ней оказались. Вечер. Небольшой сквер в центре города. Двое молодых людей что-то оживленно обсуждают на лавочке. Вдруг к ним подходит полицейский патруль и просит предъявить документы. Внимательно изучив паспорта, полицейские обращаются к сидящим с еще одной просьбой — показать свои мобильные телефоны. Те удивляются, пытаются возражать. Однако сотрудники парируют: не покажете — проедем в участок для дальнейших разбирательств. Молодые люди соглашаются, но свое возмущение выливают в интернет-пространство, вопрошая: имеют ли право? С чем это связано — правоохранители не объясняют. Очевидно, что с переходом наркоторговли в интернет, потенциальных закладчиков/курьеров и т.д. Проще всего вычислить через их мобильный телефон зайдя в фотографии или тот же телеграм. Те, кто сталкивался с подобными досмотрами на улицах, рассказывают, что обычно патрульные ссылаются на закон “О полиции”, который дает право при проведении спецопераций досматривать документы задержанных, личные вещи, а также транспортные средства, тем самым нарушая конституцию. А в ней, как мы знаем, каждому гарантируется тайна частной переписки и частной жизни. “Контроль и запись телефонных переговоров граждан может осуществляться только по решению суда, то есть эти права — на тайну переписки и тайну личной жизни — они могут быть ограничены, но только по решению суда. Поэтому в данном случае считаю, что действия полицейских неправомерны”. Телефон — не документ, удостоверяющий личность. Хотя порой при отсутствии документов полицейские просят показать мобильные, дабы проверить IMEI-номера аппаратов, а затем по базе устанавливают личность. Но вы вправе отказаться показывать свой сотовый даже в такой ситуации. Если же вы сами добровольно предоставляете свой телефон, то нарушением это уже не является. “Полиция может его попросить: “Ну, ты мне, пожалуйста, покажи!”. Но это тоже будет не более чем его частный интерес, потому что он не будет основан на законе. Но если человек сам показывает, конечно, за это нет никакой ответственности”. Другой разговор, что многие, не желая ехать в отделение, а в случае отказа показывать телефон ехать действительно часто приходится, идут навстречу полицейским. Но это уже — выбор каждого. Если вам нечего скрывать, то почему бы и нет. “Наверное, сопротивление сотруднику полиции оказывать не нужно. Нужно просто по возможности зафиксировать все те действия, которые, по вашему мнению, незаконно совершил сотрудник полиции. Важно знать и то, что досмотр мобильного телефона тоже должен быть проведён по всем правилам. “Потребовать составить протокол о том, что он досмотрел ваш телефон, какие сведения он получил, с какой целью он его досматривал. В случае если сотрудник полиции отказывается составлять какой-либо документ, вы можете привлечь прохожих, зафиксировать, если это возможно, действия сотрудника на камеру мобильного телефона”. К слову, свидетелей полезно попросить записать все на свой мобильный телефон. Это позволит избежать в дальнейшем многих вопросов и к вам, и к полицейским. А сейчас покажу примеры подобных проишествий: Первая Это случилось во второй половине марта на Трехгорном Валу. Я забирал на машине разобранную двухъярусную кровать для своих товарищей из клуба «Рабица». Приехал, мне помогли ее вытащить. В какой-то момент одна из мелких деталей кровати закатилась под машину, а у меня большой автобус, март месяц, грязно, поэтому я решил отъехать назад, чтобы не лезть за ней под машину. Я завел машину, проехал переулок до конца и припарковался. Далее все происходило так: подхожу к месту, где осталась деталь, нагибаюсь, поднимаю ее — и тут из-за угла ППС выезжает. Я смотрю на них, они смотрят на меня, я поднимаю эту штуку и иду, думая: «Ну все, сейчас по-любому до меня ******** (докопаются. — Прим. ред.)». Штука в том, что бояться мне нечего: я не употребляю и не принимаю. Если они начнут мне говорить «Сейчас мы тебя повезем, продуем», я готов им любые анализы сдать. Даже интересно было: вот я поднял что-то с земли, и для них это уже стало основанием для того, чтобы пойти меня осматривать. Полицейский кричит мне: «Молодой человек! А что это вы так разволновались? Давайте мы вас осмотрим, у нас спецоперация проходит». Я показал документы, с ними все в порядке, и тут он берет у меня телефон, достает его из чехла, не находит там ничего запрещенного, а потом начал смотреть, что у меня там в телефоне, который был не запаролен. — А что вы там смотрите? — говорю. — Ну а вдруг вы там сайты запрещенные посещаете, — отвечает. — У вас список запрещенных сайтов с собой? Или вы их все наизусть помните? Там моя личная информация, что вы там лазаете. — Я вашу личную информацию не смотрю. — Я не вижу, что вы там смотрите, я вижу телефон сзади, вы там что-то просматриваете. В общем, он отдал мне его, и на этом мы разошлись. Март был у меня рекордный: меня за всю жизнь никогда не осматривали, а тут раза четыре было. Вторая Мы с моей девушкой гуляли на окраине Кусковского парка со стороны «Выхино», на пустыре в лесу. Время было за полночь, мы были без денег и без документов. После того как мы вышли из парка и начали отъезжать, навстречу выехали копы. Мы занервничали — я лично никогда за 25 лет своей жизни не сталкивался с представителями закона. Полицейская машина проехала мимо нас, развернулась, врубила сирену, и копы прокричали в громкоговоритель, чтобы мы остановились. После того как мы остановились, они вышли из машины и сказали нам вылезать. Мы спросили, на каком основании. «На том основании, что у вас грязные руки, и мы знаем, что вы там в лесу делали», — сказал один из них. Дальше мы выходим из машины, полицейский забирает у меня телефон, без труда находит там фотографии с известными красными кружочками и говорит: «Ну все, вам ******(конец. — Прим. ред.)». Мы, зная, что в машине у нас ничего нет, говорим: «Вызывайте понятых, собаку, обыскивайте тачку, вы ничего не найдете». Они начинают шмонать тачку, заглядывают в бардачок и везде, где только можно. Ничего не находят, а потом говорят мне: «Показывай, что у тебя в трусах и носках». Я офигел от такого, но пришлось показывать, потому что я понятия не имею, на что они имеют право, да и разнервничался прилично. Подругу так жестоко осматривать они не стали. Говорят: «Сейчас вызовем полицейского вашего пола, прошмонаем, вызовем собак». Мы говорим: «Вызывайте кого хотите — ничего все равно не найдете». На это они спрашивают у меня: «Кем работаешь?» Я отвечаю. Они говорят: «Сейчас повезем тебя на медосвидетельствование, если что найдут у тебя в крови — встанешь на учет и лишишься работы». При этом копы явно не хотели никуда нас везти, они ждали, когда мы начнем им предлагать бабки. Денег у нас с собой не было, но подруга решила позвонить брату — узнать, что делать. Брат приехал, отдал им 20 тысяч рублей. Потом нас отпустили. Но осадок остался, учитывая, что у нас ничего с собой не было. Разве законно было лезть в мой телефон, копаться в переписках, шмонать меня так жестко только за то, что у нас были грязные руки и копы видели, как мы выходили из леса?