Масон

Местные
  • Публикации

    23
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Days Won

    1
2

О Масон

  • Звание
    Пользователь

Посетители профиля

358 просмотров профиля
  1. Сотрудники МВД РФ по Хабаровскому краю задержали 13 работников одной из компаний, занимающейся розничной и оптовой торговлей нефтепродуктами. Служащие подозреваются в хищении топлива на автозаправочных станциях с помощью вредоносной программы. По сообщению пресс-службы МВД, в полицию обратилось руководство предприятия с заявлением о недостаче топлива, которая была обнаружена в процессе проверки, проведенной ее службой безопасности. По данным следствия, группа сотрудников организации установила вредоносное ПО на системы управления колонками автозаправочных станций. Недолив составлял не менее 5% от оплаченного объема нефтепродуктов. Украденное горючее подозреваемые продавали сторонним лицам, а на время проверок программа отключалась. В ходе обысков сотрудники полиции изъяли более 10 млн рублей, иностранную валюту и оборудование, использовавшееся для установки вредоносной программы. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц; в особо крупном размере). Десять фигурантов дела находятся под подпиской о невыезде, двое заключены под стражу.
  2. Хайпы – это вечное разводилово, которое не вымрет, пока не вымрут мамонты (никогда). Сегодня я расскажу тебе несколько аспектов и советов по созданию хайпа. Погнали читать! С чего начать? Первое, что нужно Вам сделать – это найти качественный скрипт для Вашего проекта. Легенда «Мы финансовая компания, занимаемся инвестициями в высокие технологии в области наномолекул», – чем легенда более изящная и нереальная, тем быстрее в это верят и хавают её. Оформляем скрипт, ищем реальную компанию, выписываем все её данные, чтобы хомячок смог пробить её, если он более менее умный. Делаем красиво Нужно придумать доменное имя для компании, желательно короткое и запоминающееся: QPAYS, QAY, Aricom, EasyMoney, Rich – имена наших проектов, которые больше всего залетели. Делаем инстаграм и красиво оформляем его: кидаем фотки с островов, красивые машины, часы, цитатки из пабликов миллионеров и тд. Берём фотку знаменитости с плакатом или листком бумаги. Через фотошоп меняем надпись на наш сайт, якобы звезда нас рекламирует... Заливаем в инстаграм, она понадобится нам для рекламы. Делаем 3-4 дубликата аккаунтов инстаграмма на случай бана, чтобы сразу же заменить его, отправив новый аккаунт вашему рекламодателю. Заказываем у фотошопера документы для нашей компании, чтобы выложить на сайтец. Пишем мноого текста: кто мы, чем занимаемся, наши контакты, цели, стремления и тд. Покупаем 3-4 киви кошелька, и 3-4 яндекс кошелька, так как их часто банят. Также настраиваем скрипты автовыплат киви, и скрипт переброса лишней части денег на чистый кошелёк, чтобы не заблочили большую сумму. Настриваем тарифы (на примере инвестиционного хайпа) За 3 года опыта могу сказать, что мы перепробовали кучу разных тарифов, и пришли к самым лучшим и оптимальным: Вклад от 11 рублей под 12% в сутки. Вклад от 1000 рублей под 33% в сутки. Вклад от 15000 тысяч рублей под 55% в сутки. Вклад от 5000 тысяч рублей на 7 дней по 111%. Попробовав первый тариф, наш лох сразу же вкладывается во 2 или 3. Дополнительное Подключаем «тех: поддержку» для нашего сайта (https://www.jivosite.ru/). Там общаемся с вкладчиками, представляя, что мы реальный менеджер компании, только в деловом стиле. Направляемся в магазин продажи аккаунтов вконтакте, ищем странице в отлёжке, чтобы они максимально походили на живых людей. Меняем на них пароли, на сайте в разделе отзывы пишем с них отзывы. Наши хомячки, увидев отзывы, будут писать на эти страницы, поэтому пару раз в день их нужно проверять и отвечать: «Да, вкладываю, купил уже айфон, компьютер» и тд, зависит от человека с которого им отвечаем. Создаём красивый рекламный пост, покупаем рекламу в инстаграме, также заказываем у видеоблогеров и обзорщиков рекламу на ютубе и видео для нас, которые будем публиковать. Если всё сделали, как я написал, то выхлоп и прибыль не заставит себя ждать. Итоги На старт у нас уходило около 50-70 тыс. рублей, но всё это окупалось буквально за 2 дня. Про безопасность конечно же не забываем, ставьте как минимум впн, деньги отмываем через криптовалюту. Кстати, советую прочитать книгу: "Грёбная правда о хайпах". Найти её можете без проблем в гугле. Как мы отмывали деньги с хайпов. Регистрируем биткоин кошелёк на https://localbitcoins.net/. Выбираем платёжную систему и создаём трейд на покупку биткоинов с грязного кошелька. После сделки грязные рубли уходят трейдеру, а вы получаете битки. Далее создаём сделку с другим трейдером на обмен биткоинов в рубли в нужный вам кошелёк и получаем белые деньги с его рублёвого кошелька. Потеряем около 5-10% при переводах. Вся суть в том, что первый трейдер никак не связан со вторым, так же как и их кошельки, соответственно и деньги друг с другом не связаны, вся грязь будет на первом трейдере. Операции занимают от силы 3-5 минут. Всё это было актуально на начало 2017 года, после этого я хайпами не занимался. Всё ушло уже вперёд, поэтому нужно подстраиваться под реалии сегодняшних мамонтов.
  3. Как вы уже поняли из названия, речь пойдет о мониторинге радиочастотного эфира. Иными словами – мы будем слушать переговоры полиции/скорой помощи/МЧС/охранников и т.д. и «слушать» и записывать сигналы от систем сигнализаций и тому подобных вещей. Если вы представили себе спец автомобиль наподобие этого, напичканный всевозможными селективными приемниками, «панорамами», блоками РЭБ и т.д. то вынужден разочаровать – ничего сложного и дорогого нам не потребуется, достаточно приобрести либо самый простой USB DVB-T донгл за 10 баксов, либо более серьезный аппарат, аж за 25..35 баксов (именно его я и рекомендую использовать). Естественно нам потребуется ноутбук (можно и стационарник, но это менее удобно). Если же задача будет не только послушать, но и выйти в эфир, то предется заплатить еще 40 баксов сверху (примерно, ссылки дам позже). Итак, что же мы будем изучать? Так называемые SDR приемники. Если перевести на простой язык – приемник с программным управлением. Обычно подобные вещи стОили невменяемых денег, но благодаря братьям нашим узкоглазым, появилась возможность приобрести простейший приемник за 10 долларов. Пример того, что подойдет (не реклама): https://ru.aliexpress.com/store/pro...a234-46d4-b580-2f4b24dc8a8b&priceBeautifyAB=0 Пользовался я таким несколько лет, вполне вменяемый вариант за смешные деньги. Но он практически не способен работать с частотами ниже 45..30 МГц. Если интересующий вас диапазон выше – берите китайца и не заморачивайтесь. Если же есть желание слышать КВ диапазон, то придется взять RTL-SDR. https://www.rtl-sdr.com/buy-rtl-sdr-dvb-t-dongles/ (не реклама) Я его покупал прямо у себя на радиорынке за 30 долларов, с доставкой из китая он тогда обходился примерно в 27..28 долларов. Разница несущественная, зато ждать не надо было. Применяемое ПО. Я люблю sdrsharp (http://www.rtl-sdr.ru/category/sdrsharp) (не реклама) Разобраться с установкой и настройкой элементарно. С использованием тоже. А теперь у некоторых мог возникнуть вопрос – «А на**я это все надо??? Кого слушать и где???». Отвечаю – это элементарно узнать благодаря радиолюбителям, переходим на сайт Радиосканнер.ру, выбираем «Таблица частот», а потом внизу слева «Частоты по городам» - http://www.radioscanner.ru/base/index.php?action=stats2 (не реклама). Указанный мной приемник ловит все от 500 кГц до 2,4 ГГц. Проще каждому лично посмотреть свой город и понять, надо ему это или нет. На крайняк - будете его использовать для приема радио )) Теперь отвечаю на вопрос - «Ну послушали, и что?». У меня в городе менты работают в открытом эфире, как регулировщики, так и районные отделения. Есть частота для объявления планов-перехватов где открытым текстом дают ориентировки на людей (приметы), машины (цвет/марка/номер) и т.д. Полезно, не так ли? ))) Дай Бог конечно, чтобы не пригодилось… Охрана магазинов – открытым текстом беседуют о подозрительных личностях и т.п., приглашают друг-друга на перекуры 😉 МЧС – просто иногда любопытно послушать их сводки. И так далее. Относительно законности подобных действий – АБСОЛЮТНО ЗАКОННО в Украине и в России (как в других странах не подскажу, изучайте сами). Мы ничего не передаем в эфир, а только слушаем радиоприемник ;-). В скором времени постараюсь написать вторую часть статьи относительно «сероватого» использования данной аппаратуры ))) З.С. Приемник можно даже не покупать, а воспользоваться так называемым websdr - радиолюбители ставят приемники и открывают к ним доступ для всех желающих по сети. Посмотреть можно тут - http://www.websdr.org/ (не реклама). Выбирайте диапазоны 130..170 МГц и 400...570 МГц. Это чисто для того, чтобы понять надо оно тебе или нет, интересно или не очень.
  4. Запрос властей на слежку за пользователями интернета в регионах РФ до сих пор остаётся на достаточно высоком уровне. Это подтверждение результаты очередного мониторинга сайта госзакупок, который периодически проводит Роскомсвобода на предмет тендеров, связанных с наблюдением за онлайн-активностью граждан. Так, общественной организацией «РосКомСвобода» был обнаружен заказ Управления МВД РФ по Тверской области «на приобретение неисключительных прав на специализированную поисковую систему мониторинга и анализа информации, размещенной в открытом пространстве социальных сетей». «Функционал Программы для ПЭВМ должен позволять осуществлять поиск, мониторинг и анализ информации из социальной сети «ВКонтакте» и не предоставлять возможность работы с контентом социальной сети «ВКонтакте», — сказано в техническом задании к тендеру. — Для работы с контентом социальной сети «ВКонтакте» необходимо наличие действующего профиля пользователя». Право на использование программы предоставляется пяти пользователям сроком на 1 год. География поиска — Россия. Начальная сумма контракта — 338 540 рублей. Сбор данных должен осуществляться по географическому признаку – со всех открытых групп и страниц профилей пользователей с детализацией до уровня малых населенных пунктов. «Функционал Программы для ЭВМ должен обеспечивать поиск из социальной сети ВКонтакте в ретроспективе, начиная с октября 2006 г., — отмечено в требованиях заказчика. — Модули сбора и обработки данных Программы должны обеспечивать обновление данных, предполагающее дозагрузку данных (контента, данных и метаданных пользователей, размещенных в открытом доступе социальной сети «ВКонтакте»). Обновление должно осуществляться ежесуточно в автоматическом режиме». Вся загруженная в Базу данных (БД) информация, независимо от текущей актуальности, в течение срока действия лицензии удалению не подлежит. «Любые данные (контент, персональная информация пользователя), удаленные пользователями, должны храниться в БД Программы в течение всего срока действия лицензии и быть доступны», — сказано в техзадании. Программа должна обеспечивать Пользователю возможность в автоматизированном режиме решать следующие задачи: поиск контента и профилей пользователей по открытому пространству социальной сети ВКонтакте в соответствии с заданными критериями и условиями; анализ данных, размещенных в открытом пространстве социальной сети ВКонтакте, в соответствии с заданными критериями и условиями; мониторинг результатов поисковых и аналитических запросов в соответствии с параметрами. Поиск, анализ и мониторинг данных должны осуществляться в пределах сообществ и страниц профилей ВКонтакте, доступ к которым не ограничен настройками доступа / приватности. Программа должна позволять исследовать следующие категории информации: контент, размещенный пользователями в сообществах и на страницах профилей пользователей: посты, репосты, комментарии, мультимедийные материалы (графическое изображение, видеозапись и пр.); данные профилей пользователей: демографические признаки, контактные данные и пр. анкетные данные. Программа должна быть включена в единый реестр Российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных в информационной сети «Интернет». Тематический контент должен разбиваться на рубрики, фильтрация просматриваемого контента должна осуществляться исходя из анализа активности пользователей с использованием лингвистических словарей, с учетом тематики контента и т.д. Дата начала подачи заявок — 05.10.2018 г., дата окончания подачи заявок — 15.10.2018 г., окончание срока рассмотрения первых частей заявок участников — также 15 октября, и, наконец, дата проведения аукциона в электронной форме — 18.10.2018 г.
  5. Да, интересно конечно. Через год что-то еще придумают
  6. Масон

    Анонимная почта

    Та все можно сломать, если очень захотеть)
  7. Масон

    Нужны инвесторы

    Ну такая конечно инвестиция. Я бы не рискнул.
  8. Масон

    Скиммеры для банкоматов

    Сработались. Вме сделали качественно и в срок. Спасибо за работу.
  9. А мне подошла схема. Сразу уловил суть и смысл дела. Доволен сделкой.
  10. Спасибо за информацию. Буду знать👌
  11. Масон

    Можно ли купить взрывчатку в даркнете?

    Да все там можно купить без проблем
  12. Масон

    Биткоины пошли в народ

    Житель Обнинска умудрился купить биткоины с рук: в сообществе города «ВКонтакте» появилась публикация местной жительницы о том, что ее муж приобрел у цыган на улице криптовалюту на 1 тыс. руб., к посту была приложена фотография монет с логотипом биткоина. Женщина резюмировала — криптовалюта оказалась фальшивкой. Подробности — у Григория Колганова. В сообществе «Типичный Обнинск» во вторник появилась запись девушки по имени Мария: «Около Аксеновского универмага интеллигентного вида цыгане продают биткоины. Муж купил две штуки на 1 тыс. руб., пришел домой — оказалось, что подделка, и продать их невозможно». При этом продавец уверял незадачливого криптоинвестора, что валюта постоянно дорожает и уже через месяц на них можно будет заработать несколько тысяч. На фото к посту две монеты с логотипом самой дорогой сейчас цифровой валюты — биткоина. Что-то похожее несколько лет назад выпускалось компанией Casascius: в металлической оболочке содержался криптографический ключ, который давал доступ к электронному кошельку. Но проект вскоре прогорел, потому что, как отмечают эксперты, сама идея физического носителя противоречит основному принципу цифровых денег. Мошенничеством вокруг криптовалют сейчас никого не удивишь. Но то онлайн, а чтобы вживую, на улице, при всем честном народе — случай редкий, хотя и не уникальный. Несколько подобных вспомнил сооснователь проекта The Token Fund Владимир Смеркис: «Нужно знать, что это цифровая валюта, и продажа каких-то сертификатов или монет — в 99% обман. Я лично знаю случай, когда на конференции люди собрались послушать известных спикеров, которые рассказывают про криптовалюты, а им пытались продать биткоины, забирая у них наличные денежные средства и ничего не переводя, показывая лишь какую-то фальшивую транзакцию, код. Конечно, на волне, на ажиотаже появляется большое количество мошенников». Профильные издания оценивают мировой ущерб от онлайн-мошенничества с криптовалютами в десятки, а то и сотни миллионов долларов. Преступники изощряются, как могут: делают точную копию известных обменных платформ, сулят прибыли в 300%, продают несуществующее майнинг-оборудование по предзаказу. При этом в России жертва такого мошенничества никак не защищена — ни в интернете, ни офлайн, отметила основатель Telegram-канала blockchainrf, член экспертного совета думского комитета по экономической политике Ани Асланян: «К сожалению, это показывает низкий уровень грамотности нашего населения: люди слышат, что это какие-то деньги, но не понимают, как с ними обращаться. Возможно, люди, покупая в регионах с рук так называемые биткоины, даже не представляют, что на самом деле это всего лишь авантюра, за которую они заплатили честно заработанные деньги. Юридически, к сожалению, свои права отстоять не получится по одной простой причине: криптовалюта никак не освещена в законодательных актах, которые сейчас существуют в Российской Федерации — нет даже понятия криптовалюты». В условиях правового вакуума картина светлого российского будущего представляется такой: шумный городской рынок, фрукты, овощи, зелень, и голос, прежде предлагавший доллары и золото, теперь зазывает эфирами или лайткоинами. Такого не предвидел ни один писатель-фантаст. Курс биткоина сегодня превышает $4,2 тыс. — более 250 тыс. руб.
  13. Социальная инженерия — это когда с помощью психологического манипулирования человека заставляют делать то, что он делать не собирался. Например, когда в Нью-Йорке или других крупных городах вы останавливаетесь на красный свет, к вам подлетает мойщик стекол — парень с разбрызгивателем и щеткой. Вы говорите ему: «Отвали, мне не надо», а он, не обращая внимания на ваши слова, продолжает мыть. И вот — работа сделана, и сделана на совесть, и когда он заглядывает в окошко водителя, вы думаете: «Ну ладно, он действительно вымыл мне ветровое стекло, дам я ему пару баксов». Этот мойщик применил прием социальной инженерии и заставил вас дать ему деньги. В Балтиморе я регулярно заправлялся на одной и той же заправке. Там у входа всегда сидел бездомный, который распахивал передо мной дверь со словами: «Добрый день!» Когда я, расплатившись, выходил, он снова распахивал дверь и говорил: «У вас не найдется лишнего доллара?» Он применял социальную инженерию — и «лишний доллар» находился у множества людей. А с вами разве не случалось, что вы получали от кого-то неожиданный подарок на день рождения и думали: «Да, не забыть теперь что-нибудь подарить на день рождения и Джиму»? Такие формы социальной инженерии могут раздражать, но, в общем-то, они безопасны. Однако многие преступники также применяют социальную инженерию. Почему мы попадаемся: когнитивные искажения Цель того, кто использует приемы социальной инженерии, — управлять нами, проникнув в нашу систему мышления. Мошенники — настоящие эксперты в деле обнаружения человеческих слабостей и умеют обратить эти слабости себе на пользу. Они искусно манипулируют самыми разными человеческими эмоциями — алчностью, любопытством, щедростью, страхом. Чувство страха способно уберечь нас от беды — оно заставляет нас спасаться бегством от преследователя, бежать из здания, охваченного огнем, но это же чувство может быть использовано и против нас. И в результате люди становятся жертвами не только мошенников, но и самих себя — своих когнитивных искажений. Грубо говоря, когнитивные искажения — это ошибки мышления, происходящие при обработке полученной нами информации. Человеку, чтобы принять решение, приходится обрабатывать массу информации, и иногда это надо делать очень быстро. Когнитивные искажения происходят тогда, когда нам надо быстро принять какое-то решение, — мы словно срезаем углы, чтобы скорее добраться к цели. Такое «срезание углов» чрезвычайно полезно в некоторых ситуациях — когда надо быстро уйти от опасности, как в случае с горящим зданием. Но оно куда менее полезно, когда нас пытаются обмануть. На принятие решения влияет великое множество самых разных искажений, но зная об их существовании, осознавая, какими могут быть основные из них, вы избежите многих расставленных мошенниками ловушек. Эвристический аффект Эвристический аффект — это немедленная, «животная» реакция, когда вы принимаете решение мгновенно, на уровне эмоций. Например, если вам что-то нравится, вы решаете, что это что-то оказывает на вашу жизнь благотворное влияние. Грубо говоря, то, как вы себя чувствуете, влияет на то, как вы интерпретируете ситуацию. На что это похоже: если вы в детстве каждое лето проводили с семьей на берегу озера, в котором с удовольствием плескались и плавали, вид водного пространства будет вас успокаивать, доставлять вам удовольствие. Но если вы в детстве чуть было не утонули, вид воды заставит вас ощущать беспокойство и страх. Ваши связанные с водой ощущения напрямую воздействуют на вашу реакцию. Эффект приманки Эффект приманки возникает, когда надо сделать выбор между двумя вариантами и вдруг появляется третий вариант. Этот третий вариант становится своеобразным мерилом двух предыдущих. Джо Хубер, профессор-маркетолог из Университета Дьюка, объясняет, как работает эффект приманки, когда людей спрашивают об их ресторанных предпочтениях. Им предлагают выбрать между двумя ресторанами — один, шикарный, пятизвездочный, в котором еда наверняка очень вкусная, находится довольно далеко. А поблизости — ресторан трехзвездочный, кухня в котором — ну не так чтобы очень. Опрашиваемые никак не могут решить, какой выбрать — тот, в который надо долго ехать, но в котором им наверняка подадут изысканные кушанья, или тот, в котором еда не столь замечательная, зато ехать никуда не надо. Пока они решают, им предлагают третий вариант — двухзвездочный ресторан, скорее — обыкновенная забегаловка, а расположен он как раз между первым и вторым. И тогда опрашиваемые выбирают трехзвездочный ресторан: он привлекательнее двухзвездочного как по качеству, так и по местоположению. На что это похоже: еще не так давно при заказе кофе в ресторане, в Dunkin’ Donuts или в Starbucks, у нас имелось три варианта выбора: кофе маленький, средний или большой. Теперь ввели еще два варианта: супербольшой и «высокий». И мы выбираем средний, хотя раньше выбирали маленький. Эффект обманки заставляет наш мозг сравнивать старые и новые возможности и выбирать порцию, пусть ненамного, но большую, чем мы выбирали ранее. Эффект страуса Мы жаждем получить как можно больше информации — когда она носит положительный характер. Но когда информация негативная — пусть даже и полезная, — люди часто предпочитают ее не знать. Как легко догадаться, эффект страуса проявляется тогда, когда мы отрицаем негативную информацию, пряча голову в песок, следуя принципу «если я этого не вижу, значит этого и не существует». На что это похоже: классическое проявление эффекта страуса — нежелание просматривать распечатку расходов по банковской карте после отпуска или больших праздников вроде Рождества. Вы прекрасно понимаете, что эта информация вряд ли доставит вам много радости, вот и тянете и не смотрите на счета, пока совсем не подопрет. Вы избегаете неприятных ощущений, сознательно ограничивая для себя доступ к информации. Оптимистическое искажение Чтобы двигаться вперед, мы должны на что-то надеяться, но зачастую мы бываем более оптимистичны, чем следует, и склонны отрицать реальность. Мы предполагаем, что все обернется к лучшему, а это не всегда так. Эта тенденция видеть будущее в радужном свете мешает нам подготовиться к потенциальным опасностям, и мы становимся уязвимыми. На что это похоже: человек, который смотрит в будущее с чрезмерным оптимизмом, не готов к событиям негативным, но вполне возможным. Такой человек не делает сбережений на тот случай, если вдруг останется без работы. Или пренебрегает ежегодным профилактическим осмотром у врача. Если вы не делаете сбережений и регулярно не показываетесь к врачу, результаты могут оказаться самыми плачевными. Эффект «это было недавно» Эффект «это было недавно» выражается в нашей склонности верить, что то, что происходило в последнее время — любая тенденция или модель, которую мы сейчас наблюдаем, — будет продолжаться и впредь. Так что вместо того, чтобы опираться на реальные данные или осознавать, что некоторые события предсказать невозможно, мы живем в убеждении, что жизнь будет оставаться такой же, как и сейчас. Как это выглядит: эффект «это было недавно» позволяет нам не принимать всерьез предупреждения о надвигающемся урагане и не предпринимать соответствующих мер — а все потому, что в этих краях ураганов до сих пор не бывало. Не позволяйте когнитивным искажениям превратить вас в жертву мошенников На самом деле когнитивные искажения куда более разнообразны, чем те, которые я описал. И все же вы можете принять определенные меры, чтобы не дать когнитивным искажениям превратить вас в жертву мошенников. Я не говорю, что вам следует круглосуточно беспокоиться по этому поводу, но лучше все-таки понимать, что такое возможно. Например, если кто-то в чужой стране предлагает вам разобраться с картой, на всякий случай гляньте через плечо — а вдруг напарник доброхота уже подкрадывается к вашей сумке. Если кто-то стучит в вашу дверь и говорит, что он из полиции, — на всякий случай позвоните 911, чтобы убедиться, что это действительно полицейский. Будьте осторожны и не стесняйтесь внимательно присматриваться к окружению и перепроверять информацию — это основа вашей безопасности.
  14. Во время Второй мировой англичане достали личные дела командиров немецких подлодок. Вроде бы не очень важная информация для военных целей – лодки-то уже вышли на задания, что им сделаешь. Но к делу подключились тёртые специалисты по пропаганде. У союзников были ежедневные радиопередачи, и вот пример: Красота, правда? И, главное, в точности соответствует одному из базовых методов социнжинирингового проникновения внутрь инфраструктуры при направленной атаке. В общем, так получилось, что многие современные методы пиара пошли от наших, английских и немецких разработок времён Второй Мировой войны. И пока я писал книгу про то, как рассказывать людям о своей компании, понадобилось залезть для подтверждения и поднять пару исторических фактов. Заодно вскрылся отличный слой совершенно диких — ну или прекрасных — историй и методик убеждения. Про них и расскажу. Устные и радиоканалы Одна из первых технологий, разработанная ещё доктором Геббельсом, и затем успешно перенятая отрядами пропаганды всех стран – это максимально оперативная подача точных новостей. Например, вещанием громкоговорителя с ближайшей горушки, чаще всего – на пограничные отряды или отряды, до которых доходит звук во время позиционной войны. Смысл в том, чтобы передавать факты максимально объективно и без своих комментариев. Через несколько недель вещания противник привыкает им доверять и их слушать – благо очень легко можно проверить как местную, так и глобальную информацию. Собственно, немцы придали методу отточенность – они вещали то, что средний солдат противника ещё не знал, и потому с охотой доверял каналу. Дальше в канал при необходимости «замешивались» нужные факты, либо же он просто набирал популярность, и можно было использовать другие, более умные методы. Потом родился жанр военных документально-аналитических программ. Оказалось, что вместо грубого вмешивания новостей, можно запускать, например, логические рассуждения на основе толкований разных военных документов; потом – протаскивать в эфир интервью с военнопленными или их записанные выступления. И так далее. Смысл – логически подвести противника к тому, что его дело безнадёжное. Причём так, чтобы он это сам понял на основе анализа поданной информации. Вещание для подлодок из примера в самом начале – это тоже разновидность такой аналитики, хоть и довольно редкая. Особым искусством в получении материала прославились азиаты – они заставляли американских военнопленных сначала подписать уже готовую бумажку про хорошие условия в лагере в обмен на дополнительную пайку, затем написать такую же свою, потом рассказать это словами – и, наконец, записать обращение к соотечественникам по такому примерно сюжету. Красавцы – каждый отдельный шаг было легко сделать, а в эфир в итоге уходило именно то, что нужно. В какой-то момент они так обработали несколько десятков тысяч пленных, а потом их просто выпустили – отказаться от своих пацифистских убеждений даже не родине было непросто. Обратите внимание – речь не идёт об искажении фактов. Просто правильная подборка и правильная подача. Чуть больше внимания тому, чуть меньше внимания этому – и вот уже противник осознал, что требовалось. Но вернёмся к вещанию радио и звука. Третья стадия атаки (после фактов и аналитики) – ультиматум, когда противник находится в опасной ситуации. Может заставить врага сдаться в заведомо проигрышной ситуации — что позволит не тратить боеприпас и личный состав на операцию. Главное – чтобы противник чётко понимал, что его ситуация действительно безвыходная, иначе могут возникнуть сомнения, и он начнёт сопротивляться. Информированность тут была уже оружием. В целом, пропаганда крайне редко требовала от противника немедленных действий. Врага можно было месяцами обрабатывать так, чтобы потом, когда будет выставлен ультиматум, он принял именно нужное решение. Что мне особенно импонирует, именно тогда были разработаны методики очень существенного уплотнения информации и соответствующие жанры журналистики. Дело в том, что вещание, например, машины с громкоговорителем могло длиться 3-6 минут максимум, после чего на её позицию прилетало из миномёта. В результате, например, наши комплексы аппаратуры рекомендовалось перемещать после каждых 3 минут вещания. Очень важен был сигнал начала передачи. Он всегда одинаковый, всегда узнаваемый, и за прошлые недели обучения первым жанром объективной информации – ещё и привлекательный для противника. Враг успокаивается и готовится слушать. Союзные же войска знают, что после этого звука без крайней необходимости нельзя громко шуметь и мешать передаче. Потом идёт вступление: здесь оказалось наиболее важным лично обратиться к части, назвав её номер, например. Цель – установление контакта, привлечение внимания, по сути — «заголовок» передачи. Потом идёт payload – основной текст и резюме. Основной текст объективен и написан так, что с ним хочется согласиться логически. По крайней мере, поначалу он соответствует тому, что думают (по мнению пропагандиста) сами солдаты. В этом блоке не давят, не призывают ни к чему, просто ставят перед фактами. Дальше отбивка, чтобы разделить части, и в резюме, собственно, делается вывод. Для тупых. В конце – финальная часть протокола, рассказ о том, когда начнётся следующая передача. И завершающий сигнал. Позже оказалось, что если противник хорошо слышит вещающую станцию, фоном можно класть народную музыку врага. Если было время, противнику ещё заодно давали послушать песни вроде «И молодая не узнает, какой у парня был конец», либо про родной дом. Чтобы затосковал и заплакал, начал грустить и нудить по поводу приказов командира. Такого пристрелить проще. В целом, эта трёхступенчатая штука – классика пропаганды. Набор канала оперативной информацией, фокусировка внимания на нужных фактах (всё ещё объективных, но уже представленных просто чаще других и с разных сторон), ультиматум. Давайте посмотрим на ещё один классический вектор атаки, а потом перейдём к более интересным случаям. Листовки – максимум эффективности на слово Когда ещё в Астрахани мне надо было делать рекламу наших спутниковых тарелок с интернетом, учиться было негде. Старый военный посоветовал мне две книги, одна из которых «по работе с массами», вторая – «посмотри там про рекламу». Книга по работе с массами оказалась методичкой по разгону митингов, где в самом начале автор, прямо чувствуется, как вздыхал и сокрушался, что использовать стрельбу из пулемёта поверх голов уже нельзя, и поэтому надо что-то решать словами. Вторая оказалась разбором конкретных листовок союзников, и именно она-то дала мне очень много. Думаю, я не сильно ошибусь, если скажу, что со времён Второй мировой, в рекламе не очень-то много поменялось. Итак, давайте посмотрим. Листовка (или сегодня — пост в блог) – быстрая, маленькая и очень концентрированная подача. Можно применять сразу по мере изменения ситуации. Должна быть максимально простой и понятной (у солдата нет времени читать – часто листовки очень оперативно отбирали). Один пост, простите, листовка – одна идея. Обязательно – жёсткая аргументированность (типы аргументов зависят от нации, например, для китайцев оказалось важнее читать «отзывы» своих пленных и подходящие цитаты мудрецов, а для немцев выигрывала логика на числах и фактах). Максимум простоты: солдат голодный, злой, не выспался и плохо читает. Надо, чтобы он усвоил максимально конкретно. Сегодня читатель просто торопится к соседней вкладке, у него параллельно открыт чат, и ещё он едет в метро. Никакой особой разницы. Ну и, наконец, дизайн – такой, чтобы привлечь. Единственный момент – если за подбирание листовок противник ввёл кару, то она, наоборот, должна быть незаметной. Всё как у нас в сети. Давайте разберём пару частых жанров. Первый – маскировочная листовка, вектор атаки road apple или фишинг по современной терминологии. Изучаем листовки противника, которые используются для раздачи по его же войскам. Затем делаем точно такую же, только свою. Отличный пример – в американских военных частях часто и много раздавали материалов про опасность венерических заболеваний. И обоснованно. Немцы взяли пару таких, и написали свою с тем же примерно посылом. Только аргументация была другой: Чего нет в книге, так это факта про то, что как раз тогда шла очень успешная пропаганда BBC за движение «V», и после этой листовки солдат дёргался каждый раз, когда слышал рекламу по своему же радио. Безумно красивый подход. Ещё одним весьма познавательным жанром были листовки-пропуски. Это такие штуки, которые надо было показать противнику, чтобы тебя взяли в плен и не пристрелили по дороге. Сложный пример – наверху поста. На «пропуске» описывался маршрут до ближайшего «пункта приёма военнопленных», давались простые рекомендации как именно бежать, а затем расписывались условия и меню пленных. Как правило, меню подбиралось такое, чтобы враг почувствовал себя неполноценным, и очень, очень захотел кушать. И чтобы он вспоминал про эту листовку каждый раз, когда ест, и каждый раз, когда спит на холоде. С японцами такие листовки-пропуски поначалу не прокатывали. Оказалось, что ни один японец по трезвяку не поднимет над головой лозунг «я сдаюсь», это просто унизительно в их культуре. Заменили на «Я прекращаю сопротивление» — и дело пошло. Правда, всплыла следующая особенность — некоторые прошли на посты американцев с гранатами в кармане и такими листовками над головой. Иногда в листовках скидывали стихи или фотографии дома, чтобы солдат, опять же, затосковал и приуныл. Именно на подобных листовках была прочно отработана антикульминация или классическая «пирамида» текста, когда основные самые важные тезисы выносятся в начало, а дальше постепенно доказываются и раскрываются. До этого делали наоборот – сначала логика, потом выводы. Сегодня и сейчас мы называем антикульминацию «часть до ката». А ещё на листовках были социальные виджеты – например, «Прочитай и расскажи товарищам». На оккупированных территориях технология листовок уверенно сочеталась с наработками радио и звука – изобразительный и доказательный ряд из листовок наложился на трехступенчатую методику донесения информации и оперативные новости. Должны же местные откуда-то узнавать, что происходит в мире, правильно? Единственный момент – если в листовках было, в целом, плевать на ошибки, здесь было крайне важно не облажаться по языку – мельчайший недостаток или акцент в телепередаче мог стать поводом для смеха. Особенности радиопротокола Основные стандарты связи (зачатки современных протоколов с коррекцией) уже начали появляться на радиообмене Второй мировой. Это наложило довольно интересные особенности на распространение вашей информации по сетям противника: Просто вклинивание короткими сообщениями: вы ждёте, когда вражеская станция прекратит вызывать другие (ждёт ответов) и нагло передаёте своё сообщение на её рабочей частоте. Действенно, как серпом по молоту, но за неимением лучших вариантов поначалу – очень круто. Цель – пронести что-то интересное до радиста противника, чтобы он захотел послушать ещё. Payload’а пока нет. В сетях с архитектурой «звезда» — штабная станция и станции дивизий – вклинивание происходило в тот момент, когда центральная сообщала всем по очереди о важном сообщении. Когда эфир на 90% состоит из слушающих, а радисты центральной гонят в канал остальных по одному, врываетесь вы и приносите свою интересную штуку. 1 минута максимум. Следующая история, когда противнику уже интересно – адресные сообщения, в частности, по радиотелефонной связи. Здесь особенность в том, что для установления контакта не надо было ждать подтверждения – за такое подтверждение радиста могли и расстрелять. Вместо этого использовали обходные пути – либо сообщали заранее на жаргоне, что делать (сообщить о помехах конкретным образом, например), либо просили один раз нажать на тангенту без передачи сообщения, либо выдумывали что-то ещё. Если в чужой радиоэфир входить было относительно просто, то случаев входа в ТВ-эфир особо ярких не было (хотя оборудование имелось на поздних этапах войны) – обычно использовалась захваченная ТВ-сеть, по которой шло вещание для гражданских. Принцип правдивости информации Примеры из пропаганды Англии 1940-х я нередко привожу, когда меня спрашивают на конференциях про необходимость очень чётко отвечать за каждое слово в рекламе. И не преувеличивать. Дело в том, что тогда Би-Би-Си требовалось, чтобы сообщениям верили. Сложилась довольно интересная ситуация: чтобы бомбардировщики немцев не брали радиопеленги, вещание Великобритании сократили до одного канала – собственно, Би-Би-Си. А, значит, стоит один раз облажаться, как вся информационная волна Англии потеряет эффективность. Был принят жёсткий стандарт – говорить правду и не преуменьшать потери. Каждая передача открывалась так называемым «счётом матча» — сводкой по сбитым самолётам Королевства и Люфтваффе. В 1940-м году потери Англии стали слишком большими, и тогда удалось трансформировать «кампанию правды» в «кампанию гнева», то есть мотивировать на агрессию против «бесчеловечности» противника. Позже в результате правдивости кампании было получено ещё два крутых побочных эффекта: 1. Англичане померили эффективность немецкой контрпропаганды, и пришли к выводу, что её можно не глушить и даже не комментировать – здравомыслящий англичанин понимал, что это лапша на уши. 2. С другой стороны, немцы оказались вынуждены тратиться на довольно сложные контрмеры против английской пропаганды – многие, включая пилотов, привыкли слушать её как объективный источник информации. Кампания «V» Все воюющие стороны включали пропаганду на разных языках: Бельгийский режиссёр обнаружил, что буква V для оккупированных территорий имеет примерно общий смысл – либо «Победа» (Victory), либо Свобода (Vrijheid). Обозначение буквы V в азбуке Морзе (точка-точка-точка-тире) совпало с первыми четырьмя нотами Пятой симфонии Бетховена. Результат можно наблюдать даже сейчас – жест «V» на двух пальцах довольно популярен в Англии. Только не перепутайте, если пальцы перевернуть и показывать как у нас «ещё два пива» — получится «идите в задницу». Немало шпионов спалилось на языке жестов, заказывая пиво – вот тут, например, надо было отогнуть большой палец. Ещё в Рунете ходит популярный миф, что во время налётов бомбардировщиков был случай с несуществующим матчем. Два часа комментатор в жесточайший туман (не дающий работать ПВО) комментировал по BBC на весь Лондон меткие пасы и отбивания. И это удержало немцев от очередного налёта. Так вот, точных исторических свидетельств такому нет (точнее, приводятся новоделы), а миф, кажется, пошёл от довольно популярной данетки про матч, которого не существовало. Но кое-какие косвеные факты заставляют предположить, что нечто подобное было. Ещё из разработанных тогда технологий стоит отметить, опять же, не новую, но со времён Диогена доведённую до совершенства технологию повторяющегося тезиса. Если греческие и римские дядьки просто рекомендовали в речах на форуме повторять главную мысль в начале, середине и конце разными словами, то здесь пошли куда дальше. Как вам 11 вариантов листовки с одной и той же мыслью, но разными доказывающими фактами? Выглядит реально как разные мнения нескольких разных источников, а не одного. В этот же период пришли первые рабочие HADI-циклы, в особенности – на листовки-пропуска. Работало так: предположим, враги сдаются мало. Ну ок, давайте запустим в оборот ещё макетов и посмотрим, что звучит убедительнее. Считаем, с чем больше приходят солдаты – и затем тиражируем по всему фронту. Самый простой пример такого цикла в обычном городе в мирное время – это три объявления на стену с разными телефонами: по какому звонят лучше, тот и продолжает дальше развиваться в генетическом алгоритме как родитель. Были отработаны механики будничного рассказа (в основном, на захваченных территориях) – это схема быстрого сдвига нравственных ориентиров так, чтобы реципиенты от «это недопустимо» переходили к состоянию «ну, это статистика». Наука убеждения шагала семимильными шагами. Немцы пробовали использовать современный политических ход «забалтывание» в контрпропаганде. Это когда противник вещает об успехах какого-то конкретного деятеля, а затем к нему прицепляются подвиги Чака Норриса. В итоге слушатель не знает, чему верить. Но что-то не пошло. Как десятилетия спустя выяснилось, надо маскировать забалтывание под свой же канал – то есть, например, пускать маскировочные листовки с чрезмерными восхвалениями, а не делать это с немецкой волны. Очень много исследовался эмоциональный резонанс (это когда что-то рядом с хорошим человеком тоже можно считать хорошим – когда политик стоит рядом с известным актёром, например). Но столь тонкие детали объективно стали эффективными много позже, в мирное время. На первый план выходили, скорее, жанрово-технические вещи. Например, немецкая пропаганда вместе с оперативностью информации ввела «эффект присутствия», который сегодня – просто техприём журналистики. Это, например, когда журналист рассказывает про столкновение через сутки, но всё ещё пригибается, а камера очень шатается, рядом кто-то бегает в страшном волнении и кричит. Для интеллигенции и офицерского состава была разработана теория медиаторов. То, что сейчас используют для работы с блогерами в рекламных кампаниях. Задача СМИ – не дать информацию, а внести слухи, которые подхватят лидеры мнений. Уже результат переработки этих слухов будет значим для среднего человека, который советуется с друзьями. Поэтому цель – не прямое убеждение, а создание экосистемы, в которой лидеры мнений вынуждены обсуждать выгодные для вас вопросы. Английский и наш блоки уделяли очень много внимания языку и символике. Захват терминов был крайне важен – например, не «вероломная атака», а «миротворческая операция», не «перебили всё живое», а «выполнили освобождение территории», не «высыпали на город 50 тысяч поражающих элементов», а «произвели ковровое бомбометание по стратегическим объектам» и так далее. Годами позже вводились стандарты на показ своих потерь по телевизору к чужим – если словами они были, например, равны, то пропорция в картинке времени своих разрушений к чужим – 1:10. И так далее. Довольно много примеров работы с изображениями есть у старой доброй Сонтаг. В общем, следующий раз, когда будете смотреть профессионально сделанный ролик по телевизору, вы, возможно, распознаете технологии 1939-го года. Они точно там есть.
  15. Масон

    Экономика внимания

    Мир меняется. На первое место выходят совершенно новые индустрии, о которых несколько десятков лет никто не знал. Это принципиально изменяет экономику, когда не просто создаются новые сферы, а меняется и роль человека и как создателя этой экономики, и как потребителя ее продукции. Компьютеры принесли в наш мир новое понимание информации. Однако когда сегодня возник избыток информации, что по сути затрудняет ее продвижение к потребителю, возник акцент на понятии внимания, поскольку без внимания информационные процессы вообще невозможны. Информация и внимание предстают двумя сторонами одной монеты. Без внимания никакое движения информации в человеческом обществе оказывается невозможным. Современное образование ищет новые пути обучения именно потому, что в насыщенной информацией среде оно потеряло внимание обучаемых. По этой причине возникла Болонская система, а Британия уже перевела в игровую форму 10% школьных предметов, для чего создала специальный Институт серьезных игр. Управляя вниманием, мы управляем индивидуальным и массовым сознанием. Ребенок всегда выберет из двух конфет ту, которая будет в более яркой обертке. Остановка внимания делает за него этот выбор. Внимание здесь побеждает информацию. Во многом, вероятно, этот процесс проявляется и на президентских выборах, где внимание избирателей удерживают наиболее яркие кандидаты типа Дональда Трампа. СССР в свое время потерял внимание населения, когда все превратилось в ритуал. 1 мая или 7 ноября были неинтересны, Битлз как новое привлекали внимание. Когда на телеэкранах перестройки вместо привычных секретарей обкома появились писатели, журналисты, диссиденты, СССР как объект интереса потерялся вовсе, внимание забрали другие говорящие головы, которые сегодня в телевизионных политических ток-шоу стали кричащими головами, чтобы вернуть этот интерес уже на новом этапе. Об экономике внимания М. Голдхарбер заговорил более тридцати лет назад, как он вспоминает в своем интервью. Он говорит о сути своего понимания будущего развития ситуации, которое возникло у него, когда компьютеров было еще не так много: «Мое основное представление было в том, что реальной целью в ситуации выбора информации является внимание — внимание других людей. Область поставки такого внимания ограничена, поскольку каждый человек может отдать только свое внимание в течение жизни. В то же самое время внимание является несомненно желаемым; оно необходимо каждому, и в отличие от материальных благ нет слишком много внимания. Поэтому как существующие, так и будущие «информационные технологии» лучше понимаются как «технологии внимания», каждая из которых предлагает свой конкретный путь похода за вниманием». Еще одна базовая идея, к которой он приходит, это разделение действий на два вида — ограниченные и неограниченные. Обычные наши действия являются ограниченными, их следует все время повторять — дышать, есть и под. Все доисторическое время человека состоит из таких действий. Но вот приходит алфавит. Теперь достаточно записать что-то, и оно будет доступным людям всего мира. Человечество вступило в мир неограниченных действий. Это фотографии, видео, звуки, слова в дигитальной форме — все они могут копироваться без изменений до бесконечности. Прошлая экономика строилась на базе ограниченных действий. Такими же были и деньги, монета, чек, бумажные деньги. Сегодня мир переходит к электронным деньгам, которые имеют неограниченный характер. Кстати, Голдхабер сам отмечает одно расхождение с представлениями, которые он видел в будущем и прогнозировал. Он говорит о таких новых путях использования внимания: «Со все более и более доступными медиа, с помощью которых достигается внимание, таких, как Youtube, а также самостоятельная печать книг, получение Twitter подписчиков, комментаторов на блогах NY Times, рецензентов на Amazon или Yelp и под., мы получаем то, что можно обозначить как микро-звезды. Это делает экономику внимания не такой равной, как я думал, она должна быть, но без сомнения она может дать каждому тот же статус звезды». Голдхабер строит модель, по которой с одной стороны течет информация, а с другой внимание. Это взаимозависимый процесс. Тут наконец можно возразить. Человечество всегда знало определенную роль внимания, вводя для этого определенные ограничения на отвлекающие факторы. По этой причине в театре выключается свет и запрещены разговоры, как и шуршание обертками конфет. По этой же причине зрелища всегда обладали притягательностью, церковь создавала свои таинства и под. Лекция также заставляет студента слушать, а учитель на уроке может наказать за невнимание ученика. Голдхабер просто ставит внимание как точку отсчета в предлагаемой системе и начинает выстраивать мир, отталкиваясь от этого. Очень важна еще одна точка его отсчета: внимание является ограниченным ресурсом. Если мы читаем статью, то она может забрать все наше внимание в эту единицу времени. Он считает, что когда мы говорим о разговоре как о обмене информацией, это является неправдой, поскольку на самом деле мы обмениваемся именно вниманием. И следует признать, что это очень красивое и необычное определение. И еще одно вводимое им понятие — «иллюзорное внимание». Это внимание, которое вы ощущаете от, например, с экрана телевизора или от автора книги, но в реальности они не знают о вашем существовании. «Иллюзорное внимание делает неравные обмены вниманием как бы более равными, к примеру, когда фан уделяет чему-то больше внимания, чем получает сам». Голдхабер смотрит на проблему внимания более широко, чем к этому привыкли мы. Он говорит, что хотя бизнес платит за внимание, только малая его доля идет ему или его продуктам. Таким же образом в результате всех его рассуждений по сути падает и роль понятия информации, которая всегда и повсюду превозносилось достаточно высоко. Он же пишет: «Информация в плане чего-то неизвестного участникам является вторичной, если вообще присутствует. Если мне необходимо ваше внимание при любых условиях, я могу начать с того, что попрошу у вас информации, кто вы и что делаете, не потому, что это представляет для меня большой интерес, а потому, что это хороший путь завоевать ваше внимание». Несомненно, что он часто заменяет определения просто примерами, но, возможно, это единственный разумный и доступный путь ввести новое понимание старых понятий, ведь и информация, и внимания были известны давно. Наше сегодняшнее состояние он оценивает как временную экономику внимания. Мы все время живем в такой экономике, но она не является первичной. Производство материальной продукции превалирует. Но понятно, что это скорее описание страны третьего мира, поскольку страны первого мира ускоренно уходят покидают реальную экономику в сторону виртуальной. Еще в 1997 г. в журнале Wired Голдхабер публикует статью «Покупатели внимания», где утверждает, что человечество уже прошло поворотный пункт, когда большинство работает не в производстве материальных продуктов, а имеют дело с информацией, что и позволяет говорить об информационной экономике. Если информацию можно посчитать, то внимание является более загадочным объектом. Может не быть обмена информацией, но обмен вниманием будет присутствовать. Примером этого являются приветствия, которыми обмениваются люди. Он также пишет: «У внимания есть свое собственное поведение, своя динамика. Экономика, построенная на нем, будет отличаться от обычной экономики, построенной на материальных объектах». Этот акцент противопоставления материального и нематериального, как нам кажется, стал намного важнее сегодня. Даже понятие гибридной войны по сути также представляет собой замену некоторых факторов материального порядка нематериальными, что в результате и создает новое понимание войны. Его видение роли внимания носит всеобъемлющий характер: «Экономика может строиться на внимании, поскольку это фундаментальное человеческое желание, которое с неизбежностью носит ограниченный характер. Это может быть богатая и сложная экономика, поскольку внимание существует в разных формах: любви, признания, отслеживания, послушания, вдумчивости, удовлетворения своих желаний, помощи, подсказки, критической оценки, обучения новым умениям и под. Армейский сержант, отдающий приказы солдатам, не требует того же внимания, которое нужно Мадонне». По сути Мадонна и подобные феномены отражают принцип, который можно обозначить как сознательная монополизация внимания. И это же делает и пропаганда, когда искусственно удерживает внимание на нужных для нее объектах и блокируя другие. «Распятый мальчик» является хорошим примером такого монополизма. Сам же Голдхабер говорит в этом плане о системе звезд, когда знаменитости в шоу-бизнесе или политике собирают большие объемы внимания. Голдхабер видит наше будущее таким, что в нем внимание вообще заменит деньги. Он считает, что реклама будет существовать только для того, чтобы управлять вниманием. Реклама дает определенный контроль за мыслями и действиями тем, кто ее оплачивает. Кстати, этот управляющий аспект рекламы, поскольку он «спрятан» в мягкую форму и, как кажется, оставляет нам свободу действия, проходит мимо потребителя. Но объемы сегодняшней рекламы просто поражают, особенно это касается Украины, где как будто отсутствуют любые ограничения: на улице, на дороге, на телеэкране. Море рекламы давно вышло из берегов. Интересен еще один аспект, о котором не говорит Голдхабер: если информацию мы можем «паковать», например, в книгу, то с вниманием этого сделать нельзя. Ее можно индустриально увеличивать только с помощью увеличения числа индивидуальных читателей/зрителей. Получается, что в этом плане экономика внимания совсем иная, она не может производить внимания, как всякая другая экономика производит нечто материальное, она может собирать внимание путем сбора индивидуальных потребителей. Однотипно некоторые исследователи утверждают, что телевидение продает… зрителей, поскольку дает рекламщикам сведения такого типа, что женщины старше 50 соберутся в 19.00 на эту передачу. В принципе Голдхабер подчеркивает, что на него повлияли пионерские работы М. Пората об информационной экономике. Для определения информационного рынка М. Порат, неудовлетворенный существующим пониманием информации, оперирует понятием знания. В его представлении эти процессы выглядят следующим образом. Потребитель узнает что-то, чего он не знал раньше. Информационный рынок может продавать долговременное знание и кратковременное. Производство знания может стоить и дорого, и дешево. Знание может быть конечной целью, а может служить для производства чего-то материального. М. Порат делал свою диссертацию в Стэнфорде, анализируя данные занятости. Это и позволило ему сделать выводы, что сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность исчезают, а на их место приходит информационная экономика. Рост экономики этого сектора давал в эти годы такие результаты:1967 — 46% ВВП, 1992 — 56%, 1997 — 63%. По Порату в 1967 г. 53% работающих в Америке были заняты «информационной работой». Порат также предложил различать первичный и вторичный информационные сектора экономики. В первичном секторе происходит производства информации как конечного продукта, во вторичном — информация используется как продукт для последующего производства. Мы живем в виртуальном мире, который для нас ежечасно и ежеминутно кто-то строит. Теоретически нас должен спасать выбор того, а не иного объекта. Но индустрии продвижения оказываются сильнее и диктуют нам даже наши желания. Именно поэтому мы смотрим одни телесериалы, читаем одни книги и выбираем наиболее рекламируемого президента. Если задуматься, то наиболее сильным получателем внимания являются разные креативные индустрии. Они работают на базе внимания массового сознания, и внимание является по сути частью их производственного процесса. Кино, телевидение, культура финансово зависят от того, удастся ли им захватить не просто внимание, а нужные объемы внимания. Кино, к примеру, получив сильную потребность в больших деньгах на производство с последующей необходимостью получить их назад от зрителей, пытается уже опереться на нейроисследования. Есть и другие попытки понимать, программировать и прогнозировать массовое поведение. В целом сегодня задействовано много кампаний по нейромаркетингу, которые подсказывают, как продвигать фильмы. Но есть и следующий этап, когда идет объективная подсказка, каким должен быть фильм, уже на стадии его создания. Разумное государство также начинает смотреть в сторону креативных индустрий, куда относят и театр, архитектуру, телевидение, музеи, галереи, моду. Так поступает, например, Великобритания, правительство которой разработало индустриальные стратегии в связи с выходом из ЕС. В 2015 г. креативные индустрии Британии дали экономике 90 миллиардов фунтов. Правительство помогает в разработке бизнес-стратегий именно для этого сектора экономики. И сама эта индустрия тоже активно ищет пути для развития. Это важная задача для страны, поскольку от разнообразия и креативности зависит все: от инноваций до инженерии. Как на проблемы экономики внимания смотрят другие исследователи? Знание такого рода очень важно, если мир смещается в новый тип экономики, причем радикально отличающийся от того, что мы имеем сегодня. Центр Нормана Лира Университета Южной Калифорнии, известный не только своими исследованиями кино, но и созданиями живой связи между продюсерами, медиками и финансистами, приведшими к включению в известные телесериалы медицинской информации, провел беседу об экономике внимания. Это была дискуссия между двумя учеными, одним из которых Ричард Ленхем, который начал с того, что назвал риторику экономикой внимания, поскольку риторика занимается вербальными моделями, по сути управляющими вниманием. Сам он автор книги «Экономика внимания». Правда, один из рецензентов «подправил» автора, а рецензий на эту книгу было очень и очень много, что он говорит не об экономике, а о технологиях внимания. У Ленхема в книге есть такая фраза, объясняющая его внимание к стилю: «Дизайн продукта приглашает нас уделить внимание ему конкретным способом, обратить на него определенный тип внимания». В этой дискуссии Ленхем говорит еще одну интересную вещь: «Информация всегда приходит в определенном пакете. Она всегда приходит в таком виде, очень редко это происходит так тонко в комбинации прозрачности и затемнения, что вы замечаете и то, и другое, как оба они полезны и прекрасны. Но пакетирование неизбежно. Вы можете назвать это, с другой стороны, стилем, что на самом деле так и есть. Вы можете назвать это дизайном, если это ваша работа. Но это неизбежно. Вы не можете даже нейтрализовать пакетирование. В книге я задаю один из вопросов. Если это экономика внимания, то кто является экономистом? Ответ — все: от режиссера фильма до дизайнера, от поэта до художника». Во второй главе своей книги «Экономика внимания» он говорит, к примеру, об Э. Уорхоле и М. Дюшане как о «классиках» по привлечению внимания. Здесь он заявляет: «Ловушки внимания использовались давно — Рабле расставлял их все время — но они смогли заработать по-настоящему, только когда появилась мощна и признанная интерпретационная бюрократия экономистов внимания, ожидающая, чтобы их использовали. Именно интерпретационная бюрократия смогла дать поп-арту такой успех. Фактически сделала его возможным. Правильный культурный специалист по дзюдо сможет использовать всю эту существующую силу, чтобы заставить заговорить, сделать известным. Но если спросить о значении всего этого, то, как делал часто Уорхол, он мог придумывать ожидаемые значения». И еще одно интересное наблюдение из книги, когда он говорит о феномене колебаний между физическим миром, материалом, и тем, как мы думаем о материале: «Это колебание дает важный урок о серьезности. Но оно не создает великое искусство, если мы думаем об искусстве как создаваемом из материала, сформированного в красоту, как создающая часть экономики товара. В такой индустриальной модели Дюшан является шарлатаном, за которого некоторые принимали его. Но если вы хотите поместить его в экономику внимания вместо экономики товара, позволив ему работать в сфере внимания, а не материала, тогда все будет выглядеть по-другому. Дюшан, как никто до него, знал, как катализировать человеческое внимание в наиболее возможном экономическом виде. Диспропорция между его шедевром, физическим материалом за ним и его репутацией не может быть объяснена никаким другим способом. Если мы ищем экономистов внимания, он предоставляет хорошее место для начала, прекрасный урок эффективности». Кстати, отсюда следует, что и «дыр-бул-щыл» А. Крученых и желтая кофта В. Маяковского, все это явления того же порядка. Все они в этой терминологии и являются экономистами внимания, придавая произведениям нового искусства коммерческую ценность. Ленхем говорит о западных футуристах: «Этих первых футуристов вел и часто финансировал Филиппо Томмасо Маринетти, богатый итальянский интеллектуал, хотевший катапультировать Италию в будущее, или по крайней мере в усложненное настоящее Парижа, где Маринетти жил духом и часто телом». Кстати, Муссолини называл его «пламенным фашистом», что подтверждается соответствующим исследованием «Маринетти: футурист как фашист». Маринетти активно поддерживал фашизм от его зарождения в 1918 г. до своей смерти в 1944 г., которая произошла за несколько месяцев до смерти самого Муссолини и конца фашистского режима. Р. Ленхем достаточно детально попытался проследить, что может возникнуть в будущем вместо такого объекта, как привычный нам текст. Его мнение о сегодняшнем тексте таково — текст монополизирует наше внимание. К этому следует добавить, что наибольшими монополистами внимания были тоталитарные государства. Причем акцент на внимании был для них не таким существенным, так как они не разрешали отклоняться от информационных потоков своим гражданам, то есть их монополизм организовывался блокировкой любых отвлекающих от основного информационных потоков. Если на телеэкране шел съезд КПСС, то он шел сразу по всем четырем из имеющихся тогда каналов. Так что в ключевых точках отклониться от информационной линии не было никакой возможности. Тим Ву, у которого вышла целая книга по истории рекламы под названием «Продавцы внимания» вводит понятие «кражи внимания». Он считает, что мы сегодня часто тратим свое внимание на то, что как бы считается бесплатным: электронная почта, Фейсбук, футбол на экране. Он говорит: «Кража внимания происходит тогда, когда ваше время и внимание забирают без вашего согласия».Сюда он относит таргетинговые рекламные каналы в комнатах ожидания больниц, авиакомпании, дающие рекламу с экрана прямо перед вами, рекламные экраны в лифтах. Тим Ву прав в том, что это неуправляемые нами информационные потоки. Но по сути и реклама на секунду предстает перед нами как управляемая, когда нам кажется, что она не влияет на нас, но потом ее сообщение будет сидеть в нашей голове тайно, пока нам не понадобится вещь, о которой она рассказывает. В своей книге Тим Ву говорит об «индустрии внимания», выигрышной стратегией которой стал поиск мест и времени, которые еще не получили коммерциализации. У нас это реклама в лифте, реклама на оборотной стороне счетов ЖКХ, реклама на транспорте. Все это было «захвачено» рекламой на наших глазах. В своей предыдущей книге «Главный выключатель» Тим Ву подчеркивает, говоря, что хоть это и клише, но в прошлом мы менее зависели от информации, а наше будущее будет интенсификацией нынешних реалий, то есть еще большей зависимостью от информации. В докторской диссертации на тему экономики внимания ее автор Элбаниз говорит о нарративах контроля, которые формируются интенсивным управлением индивидуального внимания. Голдхабер подчеркивает, что экономику нельзя понимать так узко, как это часто делают. Он разъясняет, почему левые не хотят принимать идеи экономики внимания: «Они все еще надеются, что сырьевой капитализм будет заменен более гуманным социализмом. Я согласен эмоционально, но не думаю, что это случится, и я не вижу, как он сможет функционировать. Думаю, что мы движемся в сторону экономики внимания, и мы лучше поймем это, если сможем улучшить ее негативные аспекты». Голдхабер заявляет в своем тексте о конце книги: «Век книги иногда обвиняют в поддержке «линейного мышления», поскольку текст можно представить как одну очень длинную продолжающаюся линию, которую ты начинаешь читать в начале и заканчиваешь в конце. Правда в том, что в воздействии на наш мозг любая стоящая книга очень нелинейна. Такую книгу нельзя прочесть в один присест. Чтение требует внимания, как во время чтения, так и потом, когда наступает необходимый период осмысления прочитанного». Особый интерес представляет рецензия Голдхабера на книгу Ленхема, учитывая тот факт, что Голдхабер по образованию физик, а Ленхем — филолог. Голдхабер подчеркивает, что если экономику внимания удастся математизировать, то для этого потребуется другая математика. С его точки зрения, современная экономика использует больше математики, чем этого требует здравый смысл. Голдхабер резко не соглашается с идеей Ленхема, что внимание — это товар. Его доводы таковы, что товары стандартизированы, их можно купить и продать в конкретных количествах. Все этого нельзя сказать о внимании. Он также считает ошибкой представление Ленхема, что регулирование внимания происходит с помощью стилистических способов. 11 сентября имело максимум внимания, но речь здесь не идет о стиле. Шекспир, Бах, Виттгенштейн привлекают нас, но чем-то более глубоким, чем стиль. Правда, как раз о театральности терроризма у Ленхема есть четкое мнение, которое он высказал в одном из интервью: «Террористическая война в сильной степени театральна, они ведут ее именно так, поскольку понимают, хотя необязательно на теоретическом уровне, что мы живем в экономике внимания. Война всегда была театральной, посмотрите на Илиаду, если вы сомневаетесь, хотя, как мне представляется, произошли реальные изменения с террористической войной. Изменились и тактика, и стратегия». Голддхабер разъясняет свое понимание, которое не совпадает с пониманием Ленхема: «Экономика анализирует не природу, а человеческие взаимодействия. То, что важно в экономике внимания, это почему и как люди хотят, получают и обращают внимание. Несмотря на мою раннюю формулировку, что информация и внимание движутся в противоположных направлениях, в экономике внимания первичным должно быть внимание». Голдхабер считает, что коммуникативная теория Шеннона слабо относится к людям, поскольку они принимают не биты информации по Шеннону как это делают машины. Это понятно хотя бы потому, что в наших головах и в машинах работают разные устройства. Идеи экономики внимания пытались проинтепретировать на примере продукции Голливуда: «Современный Голливуд адаптировал создаваемые им фильмы к растущей изменчивости человеческого внимания, что демонстрирует идея блокбастера. Используя новые технологические инновации, блокбастеры акцентируют зрелищность. Их дизайн (из риторики Ленхема для века новых медиа) направлен на захват и удержание интереса аудитории». Естественно, что Интернет-мемы тоже заинтересовали исследователей в качестве реализации идеологии внимания. Автор книги о мемах Л. Шифман предлагает «смотреть на мемы как на культурные строительные блоки, которые артикулируются и распространяются активными человеческими агентами. Это не значит, что люди не живут в социальном и культурном мирах, ограничивающих их. Конечно, они живут. Но в то же время то, что движет процессы культурного распространения, не является «таинственной» силой мемов, но сетью значений и структур, которую люди выстраивают вокруг них». Все это можно трактовать и как реализацию внимания в иных контекстах. Сегодня сформулирован и такой принцип — понимание и управление вниманием сегодня является самой важной составляющей успеха бизнеса. А завершить наше рассмотрение хочется фразой из Голдхабера, из его принципов новой экономики: «Не каждому дано привлекать тот же объем внимания. Некоторые из нас звезды, но большинство — фаны».